Интервью о событиях в Сирии для «Голоса России»

Из Москвы “Голос России”!
Дорогие слушатели, за последнее время мы с удовольствием убедились в поддержке нашей позиции в отношении «сирийской темы». Продолжая работать в этом направлении, мы взяли для вас интервью у Макса Феррари, обозревателя “Падании”, в прошлом военного корреспондента.
Макс, разделяя позицию »Национального Фронта» Франции, не является сторонником силовых действий по отношению к Сирии. Напротив, ему ближе позиция России, которая, как было написано им первого сентября в “Падании”, “единственная осмелилась противостоять уже принятому решению, став тем самым первопроходцем и направляющим для всего европейского сообщества, которое привыкло взвешивать все за и против перед принятием решения. Не для дворцовой политики ЕС, но для людей, замученных бесконечной иммиграцией и надменной исламизацией.

Корреспондент: Американская мотивация, которая может привести к войне, так называемая миссия мира или “хирургическое вмешательство” против режима Асада, эхом отражается от событий в Ираке. Каково ваше мнение в отношение дискуссии по поводу “неопровержимых” доказательств американцев о применении химического оружия войсками Асада?
Феррари: Из своего опыта могу сказать, а я проработал военным корреспондентом много лет, на различных фронтах, на Балканах, в Ираке и Афганистане, что все эти доказательства весьма сомнительны. Я прекрасно помню интервенцию в Косово, решение о которой было принято на конференции в Рамбуйе (Франция) под предлогом кровавого инцидента в Рачаке. Газеты несколько месяцев писали о массовой расправе над мирным населением, совершенной сербами, а позже выяснилось, что дело было полностью сфабриковано с целью начала войны в Косово. Кто хорошо помнит интервенцию в Боснию, толчком для которой послужила кровавая расправа на рынке в Сараево, вспомнит и сколько споров было о полной ответственности сербской стороны, чья виновность так и не была объективно доказана.
Не говоря уже об Ираке! Я хорошо помню, как попал в эту страну вслед за британскими войсками, мы были в Иордании с большей частью журналистов, и надо сказать, что никто из нас, военных репортеров, так полностью и не убедился тогда в необходимости использования оружия массового поражения. Мы все знаем, что оружие там было, что оно использовалось войсками Ирака для газовой атаки против курдов за несколько лет до этого, но то было оружие, полученное Саддамом с запада для противодействия Ирану. Это лишь послужило отличным поводом для вторжения. Таким образом, все эти случаи доказывают необходимость внимательного и действительно объективного анализа ситуации.
Корреспондент: Так и есть, особенно принимая во внимание тот факт, что некоторые страны, например, Франция, с нетерпением дожидаются вступления в войну.
Феррари: Случай с Францией просто невообразимый! Как отмечают сторонники Марин Ле Пен, неужели нация, которая не способна установить порядок на периферии собственной страны, может задумываться о том, чтобы руководить сложной ситуацией на Ближнем Востоке, в таких странах, как Сирия и рядом расположенный Ирак, со своими этническими, религиозными и геополитическими особенностями. И доводы, на которые ссылается в данном случае и Олланд, кажутся претенциозными и спорными. Он также не позволил себе усомниться и поверил обвинениям, предъявленным Асаду, не смотря на то, что официального подтверждения от комиссии ООН еще не последовало. Он решил довериться случаю, и кроме того очень сомнительному. Всего несколько месяцев назад Франция вторглась на территорию Мали, заявив о намерении бороться с Аль-Каидой и против распространения исламизма, в то время как сейчас она делает как раз обратное, отрекаясь тем самым от тех заявлений, которые создавали видимость законности и разумности интервенции в Мали. Как писали в некоторых газетах, сочувствующих правой оппозиции, не понятно, по какому принципу Франция вооружает в Сирии тех, с кем одновременно борется в Мали, к югу от Сахары и на севере Африки. Не стоит забывать и о противоречивых доводах, которые были даны во время интервенции в Ливию.
Корреспондент: Вы правы, это сложно понять … Чем можно оправдать такие действия?
Феррари: Думаю, было несколько ключевых факторов. Одним из самых важных был экономический фактор — инвестиции, которые некоторые арабские страны вкладывали во Францию, как упомянул Жанандреа Гайани. Большую долю занимают инвестиции Катара, который, как мы знаем, поддерживает так называемых повстанцев.
И давайте не будем забывать об избрании Олланда. В свое время бόльшую чать голосов составили представители мусульманской веры. И учитывая рост этой части электората, Олланд не хочет настроить их против себя.
Корреспондент: Поговорим в целом о Европе, которая, пострадав от экономического кризиса, нехватки бензина и продолжающегося притока мигрантов, теперь страдает от напора американцев, дестабилизирующих арабские страны на Средиземноморском побережье. Возможна ли в таком случае оппозиция Европы в отношении американской политики?
Феррари: Если говорить о дворцовой Европе, бюрократии и Брюсселе, думаю, нет. Там одни лоббисты, которые, преследуя собственные цели, выбрали путь враждебности по отношению к России. Что заметно также в политико-энергетической сфере.
Но все же существует одно европейское объединение, возглавляемое в некотором смысле Марин Ле Пен во Франции, за которой следуют так называемые объединенные и националистические движения центристов и ультраправых голландцев и фламандцев. К ним присоединяется и Лига Севера в Италии, все партии, которые не имеют предубеждений или эгоцентричных стратегий и изначально стремятся составить объективное мнение: до падения Берлинской стены интересы европейцев и американцев, возможно, и совпадали, сегодня же в этом можно усомниться. Много раз Марин Ле Пен говорила о том, что интересы американцев не только не совпадают с европейскими, но напрямую противоречат им, и чаще интересы европейских народов сходятся с интересами России. Возьмем, к примеру, энергетическую политику! Мне становится смешно, когда говорят о том, что не следует соглашаться на «Южный поток» России в сотрудничестве с итальянской Eni, так как это свяжет Европу по рукам и ногам с Россией, и предпочтительнее диверсифицировать источники. Связь с Россией дает определенный ряд гарантий, не отнимая при этом возможности диверсификации, в то время как господа, выступающие против «Южного потока», предлагают полную и постоянную зависимость от арабских стран, которые не отличаются надежностью.
Думаю, мнения в поддержку России множатся, достаточно просто почитать газеты.
Корреспондент: Россия не одобряет сторонников интервенции, судя по её стремлению вернуться к диалогу и неустанной критике военного вмешательства. В «Вечернем Курьере» от 3 сентября 2013 в статье Альдо Каццулло читаем: «Ужасающие лица людей, убитых собственным правительством — это точка невозврата для одного из самых гнусных режимов на Земле. Асад сохранял власть все эти годы благодаря поддержке Ирана и России, а также тирании своего народа (…) Как учит история, в таких случаях бездействие не является решением проблемы; и к сожалению, оно свойственно и некоторым членам ООН, поддерживающих этот режим (…) В данный момент только два прогрессивных лидера G8, Обама и Олланд, поддерживают план интервенции. Партия демократов намерена встать на пути у Путина?” Как бы вы прокомментировали данную позицию?
Феррари: Между прочем, хотелось бы узнать, какими доказательствами обладает Каццулло, чтобы утверждать, что мирные жители были убиты правительством Асада, кто это сказал? Я бы из одного принципа предосторожности сначала дождался отчета инспекторов ООН.
Далее Каццулло говорит, что Асад сохранил власть благодаря поддержке России и Ирана. Возможно, но Каццулло забывает, что у Асада были дружественные взаимоотношения со всеми главами государств мира. Недавно появились фотографии,и между прочем многие о них знают, на которых вы можете увидеть американца Джона Керри в месте с Асадом за весьма дружественным ужином. Можно также упомянуть, что в 2010 наш собственный президент Джорждо Наполитано, очень сдержанный человек, ездил в Сирию с женой. Кроме того, целая серия сообщений в прессе содержала слово «дружественная» в качестве комментария к первой миссии Наполитано в Сирии. К тому же, ряд визитов выходил за рамки протокольных, что, справедливо сказать, в свое время не породило скандалов, так как Асад был законным президентом сирийского государства.
Могу также добавить, что только сегодня утром я увидел обложку еженедельника «Христианская Семья», посвященного эксклюзивному интервью с женой Асада. Одна из подписей говорит сама за себя: «Вместе против бедности». Она была представлена, как женщина, посвятившая себя благотворительной деятельности и помощи нуждающимся.
Также я бы рекомендовал Каццулло по вопросу запасов химического оружия почитать английские газеты, начиная с «Индипендент», которая дала четкое описание того, что произошло с британским парламентом.»Шотландская национальная партия» задалась вопросом, почему Великобритания, через десять месяцев после начала гражданской войны, дала свое благословение на продажу химических веществ, используемых в создании нервно-паралитического газа, Сирии. Шотландская партия по этому поводу поинтересовалась у британского правительства, кому были проданы эти химические вещества, были ли они использованы, и почему они были проданы в самый разгар гражданской войны!
И дальнейшее заявление Каццулло, о нецелесообразности решения ООН, намекающее на «правильное» решение, мне кажется немного ребяческим. Согласно этой аргументации, если ООН проголосует за понравившуюся мне идею, налицо демократические принципы, если же против — буду рвать и метать.
Коррспондент: Думаю, самыми тревожными сейчас являются мысли о том, что Америка может стать своего рода глобальным полицейским, возвышающимся над ООН. А важность ООН в таком случае пошатнется, так как есть такие сильные государства как Россия и Китай, не согласные с США.
Феррари: Точно, подтверждается принцип униполярного мира со многими характеристиками мультиполярности и демократии. Создание ООН имело целью именно достижение единства в принятии решений. Таким образом, если решение должно быть принято всеми сторонами, никто не может ставить себя выше других, самолично брать на себя ответственность за какие бы то ни было действия, как властелин мировой демократии, так как это как раз будет идти вразрез принятым демократическим принципам.
Вы прослушали интервью c Максом Феррари, обозревателем «Падании» и в прошлом военным корреспондентом, и нашим корреспондентом Лукой Ди Трани.
Поведение запада вызывает много вопросов, на которые пока не нашлось ответов. Как, например, упомянул Макс,непонятно, почему прокурор Карла Дель Понте, которую так хвалили за обвинения против сербов во время югославского конфликта, сейчас практически не упоминается после своего рискованного предположения, что газ был использован «повстанцами», а не Асадом.
Кроме того, почему сообщая об убийстве курдов Саддамом, никто не упомянул об убийствах, совершенных «повстанцами»?
Дорогие радиослушатели, мы с удовольствием выслушаем ваше мнение post_it@ruvr.ru.
До скорой встречи на наших волнах!

Макс Феррари (Голос России 4 сентября 2013)

Реклама

Оставьте комментарий

Filed under Макс Феррари

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s