Monthly Archives: Сентябрь 2013

Бельгистан. Халифат в сердце Европы?

Многие называют Брюссель сердцем Европы, не зная при этом, что всего в нескольких метрах от «дворцов бюрократии» ЕС бьется также сердце «Еврабии» с бесчисленными кварталами иммигрантов, где 30% населения составляют мусульмане.
Государство внутри государства, где полиция и бельгийские законы не являются обязательными.
Находка для экстремистов. И неслучайно в Брюсселе в течение многих лет процветает движение «Шариат для Бельгии», которое посредством радио и телевидения пропагандирует преобразование Бельгии в халифат, где европейские законы будут подменены исламскими.
«Демократия — как заявляют лидеры этой группировки на телевидении — это выдумка «неверных», с которой мы не можем смириться. Но мы никуда не уйдем. Это бельгийцам придется потесниться». Что и происходит сейчас с культурной и демографической точек зрения.
Проснувшись после долгого сна, бельгийская пресса при поддержки полиции и секретных служб заявила, что на сегодняшний момент многие молодые мусульмане страны оказались в руках экстремистов, и сотни иммигрантов и «новообращенных» бельгийцев из числа молодежи были убеждены в необходимости отправиться в Сирию, для помощи исламским бригадам,  близким к Аль-Каиде.
Некоторые имамы, не являющиеся фанатиками, рассказали газетам, что уже было 12 смертей, и многие готовы стать камикадзе. Обычных молодых людей, как они говорят, превращают в экстремистов фанатичные проповедники Брюсселя, избалованные бездействием левых в правительстве Бельгии.
Главными виновниками являются на самом деле имам Белкачем (лидер «Шариата для Бельгии») и группировка имама Аячи, который уже побывал в итальянской тюрьме за преступления, связанные с терроризмом.
“Белкачем приехал в нашу мечеть в национальных одеждах Саудовской Аравии и сделал вид, что собирается читать проповедь — рассказывает имам из Вильворде — но мы ему помешали. Тогда он отправился на главную рыночную площадь и убедил нашу молодежь стать его последователями, и они пришли к нам с обвинениями в предательстве, что ещё хуже обвинений в неверности”.
Эта история, с одной стороны, доказывает, что есть еще имамы и мусульмане, не ставшие экстремистами, а с другой, показывает, к сожалению, как легко (как показал и ливийский урок) воспламенять сердца и превращать обычных людей в фанатиков.

О том, чтобы привлечь молодежь в Сирию и обучить их терроризму задумывается также еще один «бельгиец»: Абдель Рамад Аячи, сын имама из мечети в Брюсселе, который в теории должен бы сидеть в бельгийской тюрьме, но он сбежал в Сирию, чтобы вместе со своей бригадой бороться за  свержение режима Асада и создание сирийского халифата.
Один влиятельный имам рассказал бельгийской прессе, что Аячи заманивает молодых людей в Сирию, обещая им сирийских и тунисских девушек в качестве «награды», но от тех, с  кем удалось связаться, стало известно, что они являются пленниками, и их используют  как «пушечное мясо».
Неслучайно Дмитрий Бонтик, отец одного из молодых людей, попавших к ним в сети, отправился самостоятельно на поиски сына на фронт.
Единственные, кто противостоит исламистам, это парламентарии партии «Фламандский интерес», выступающие за выдворение опасных проповедников, за что некоторые левые постоянно обвиняют их в расизме.
Таким образом, пока те, кто осуждают террористов, оказываются в суде за ксенофобию, важный депутат от социалистов североафриканского происхождения Фуад Ахидар может позволить себе оставить сообщение в поддержку террориста-беглеца Аячи на его странице в фейсбуке (“береги себя, дорогой Абдерахман, кто-то должен это сделать, мы молимся за тебя”), прикрепив фотографию «героя» во всеоружии.
Кажется, что эти истории выдуманы, но всё это правда, и это лишь малая часть из еженедельной хроники «Бельгистана», которую не пропускает европейская цензура, чтобы не создавать шумихи и не допустить сопротивления плану глобальной иммиграции.
Между тем, службы по борьбе с терроризмом в Бельгии, Германии и Великобритании задаются вопросом, что произойдет, когда сотни обученных экстремистов вернуться домой, еще более многочисленные, сохранившие связи с  бывшими «товарищами по оружию» и готовые на всё.

Макс Феррари (Падания, 13 апреля 2013)

Реклама

Оставьте комментарий

Filed under Макс Феррари

Европа по мнению Путина — взгляд из Италии: идентичность, традиции, демография. Анализ выступления на Валдае без цензуры

Судьба России и Европы, национальная идентичность, мультикультурализм, иммиграция: эти темы обсуждались на заседании дискуссионного клуба «Валдай» и российскими политиками (в том числе из оппозиции), и экспертами всех стран. Но как это отразилось на страницах итальянских газет? Никак. Они посчитали «важным» лишь шутку Путина о Берлускони: «Берлускони сейчас судят за то, что он живет с женщиной. Был бы он гомосексуалистом, его бы пальцем никто не тронул»

И в ответ на эту шутку многие наши «акулы пера» забросали Россию обвинениями в “гомофобии”, “нелиберальности” и т. п. , забыв при этом упомянуть о по-настоящему важных вопросах в выступлении Путина, касающихся Европы как Европейского Союза, неотъемлемой и значительной частью которого является и Италия.

Не говоря уже о том, что никто из этих «возмущенных», особенно среди левых, не объяснил, почему Романо Проди, глава левоцентристов и новый кандидат на пост президента республики от Демократической Партии, был на Валдае и при этом дружелюбно улыбался Путину,  которого пресса левых называет диктатором. Безумный поступок Проди или пишут неправду наши «либеральные и прогрессивные» журналисты? На этот вопрос легко найти ответ, но перейдем к более существенным и интересным вопросам, не прошедшим цензуру, как, например, идентичность народа, национальная идея, демография и иммиграция.

В Италии, в условиях сокращения численности населения во всей Европе, левые, а  особенно министр Киенге (родом из Конго), с одной стороны, предлагают пересмотреть традиционное понятие семьи (c устранением слов “отец” и “мать”), а с другой стороны, предлагают решить проблему за счет привлечения большего числа иммигрантов. Иммигранты в теории должны “омолодить” страну, «обогатить» её, но на самом деле создают нестабильность и риск культурной колонизации. В некоторых районах засилье чужеродных традиций приводит к  возникновению национальных меньшинств, а местные жители вынуждены приспосабливаться к их обычаям.

У России, напротив, есть свой взгляд на эту проблему и её решение — диаметрально противоположные. Об этом и говорил  Путин:

“Европейцы вымирают. Вы понимаете это или нет? Однополые браки детей не производят. Вы хотите выжить, привлекая иммигрантов? Но общество не в состоянии интегрировать такое их количество”.

Спасение национальной и культурной идентичности, по мнению президента России, напрямую связано с сохранением религиозных традиций: «без ценностей, заложенных в христианстве и других мировых религиях, без формировавшихся тысячелетиями норм морали и нравственности люди неизбежно утратят человеческое достоинство».

Это процесс растворения нации, которому противится Россия. И Путин раскритиковал «евроатлантические страны где отрицаются нравственные начала и любая традиционная идентичность,… где проводится политика, ставящая на один уровень многодетную семью и однополое партнерство, веру в Бога и веру в сатану»

Всеобъемлющим выводом, переплетающим многие высказывания, стала фраза, которую у нас было бы запрещено произнести, даже мысленно (а разве мы не либеральная Европа?): «Все права меньшинств должны соблюдаться, но право большинства не может быть поставлено под сомнение «.

Путин таким образом с одной стороны «запускает» программу культурного сопротивления, которая подошла бы и для всей Европы, а с другой стороны, прагматично заявляет:  “Каждый народ утверждает законы, в которые верит, так позвольте России самой делать выбор в соответствии с нашей точкой зрения”.

Всем понятная мораль: не приветствуется иностранное вмешательство под видом «демократии». Так внутренняя оппозиция России, представленная в Валдае мэром Екатеринбурга, участвовала в конструктивных дебатах в интересах нации, а не под влиянием иностранных групп давления, действия которых в других странах восточной Европы и центральной Азии привели к разрушительным  “цветным революциям”.

Неслучайно Путин пояснил, что Украина, побитая знаменитой «оранжевой» революцией, вольна выбирать, быть ли частью ЕС или евразийского Таможенного союза, но в случае выбора ЕС, Украина больше не сможет свободно взаимодействовать с рынкам России и с Москвой, учитывая действие евразийского проекта интеграции: ”проект — как объяснил Путин — нацелен на защиту национальной идентичности на территории Евразии в новом веке и в новом мире”.

Французский евразийцы любят говорить об оси “Париж-Берлин-Москва”, но это совершенно не нравится левосторонним во главе с Олландом. Марин Ле Пен же, напротив, очарована этой идеей. И неслучайно одним из самых важных зарубежных политиков на валдайской конференции был экс-премьер Франции Франсуа Фийон, член умеренно-правой партии, которого на родине критикуют за решение голосовать за Марин, а не за левых, в случае повторного голосования. Эпохальный поворот для французской политики, основанной на неприятии националистов.

Именно Фийон задал Путину вопрос года: “Собираетесь ли вы баллотироваться на новый президентский срок в 2018 году?”. Президент ответил, что не исключает этого, и всё сообщество Европы, которое воспринимает его сейчас, как своего рода “маяк” для всего континента, довольно этим решением.

Макс Феррари (Падания 22 сентября 2013)

Оставьте комментарий

Filed under Макс Феррари

Армия в Марселе: кровавое родство с Алжиром?

Марсель вышел из-под контроля и на столько сильно, что газеты, телевидение и эксперты говорят о возможной гражданской войне с уровнем риска, подобным кровавой битве за Алжир, которая унесла жизни 40.000 французов и 300.000 алжирцев.
Во Франции разгорелись дебаты по поводу предложения отправить войска для восстановления порядка в городе, северные районы которого, переполненные иммигрантами, уже несколько месяцев являются сосредоточением жестокости, перестрелок, взрывов и «разборок» между бандами наркоторговцев,которые не скупятся на использование военного оружия.
Эта ситуация , давно обсуждаемая Марин Ле Пен, постоянно игнорировалась «левыми». Теперь же они бояться катастрофы и пытаются вмешаться. Особенно после того, как опросы показали ужас нации перед нарастающим масштабом событий в Марселе. Они бояться, что на следующих выборах Национальный Фронт получит больше голосов.
Не случайно первой призвала ввести войска сенатор от социалистов Самия Гали, отчаянный мэр восьмого округа. По её словам: «бесполезно присылать одну полицейскую машину, чтобы арестовать всех наркоторговцев. Арестуем десятерых, а другие десять их заменят. Это как бороться с муравейником: сейчас призвать войска — шаг вполне оправданный, необходимый для разоружения преступников и блокирования их доступа к клиентуре. Так в военное время поступают с осажденными».
По мнению правительства, это лишь единичное заявление, но это не так. С сенатором согласны депутат от социалистов Менуччи и мэр города Севран, который даже попросил о каждодневном 24-часовом присутствии войск для установления «барьера» между бандами для предотвращения риска «случайных пуль» и последующей трагедии. Так говорят в зоне боевых действий, и хотя «дворцовые властители» это отрицают, простые люди это уже поняли. Как показывают недавно проведенные опросы, 57% французов выступают за присутствие войск.
Ужасная ситуация для президента от социалистов Олланда, который стремится стать «международным полицейским» и угрожает военной интервенцией Сирии. В то время как его собственные однопартийцы косвенно обвиняют его в отсутствии способности поддерживать порядок «во дворе собственного дома».
И, как будто этого было недостаточно, самый сильный и самый последний удар пришелся с самого близкого расстояния. За военное вмешательство высказалась никто иная, как Сеголен Ройаль, бывший кандидат от социалистов на пост президента республики и бывшая жена Олланда, которая заявила: «Раз уж мы видим, как сильно распространяется военное оружие , так почему не подумать о сотрудничестве полиции и военных для того, чтобы его конфисковать и уничтожить?» Намек на Сирию. Но по-другому говорит о Марселе ее бывший муж и однопартиец, ныне президент. Не обращая внимания на разговоры, он утверждает, что «у военных нет этих задач, а жандармерия (военные) уже присутствует в некоторых зонах наравне с полицией».
Однако, судя по всему, этого не достаточно, если уж говоря о северной части Марселя, газеты называют его местом, где ночью силы правопорядка не осмеливаются выйти на улицу, а днем делают всё, что могут, но при этом недостаточно.
Правда в том, что во Франции военные уже патрулируют порты, аэропорты и железнодорожные станции (где участились случаи нападения на «дилижансы» в стиле дикого запада), но введение войск в такую «сенсибилизированную» зону, как Марсель, считается слишком опасным из-за социального состава так называемых «рискованных округов».
Это можно объяснить в манере газеты «Фигаро»: «Последний французский город, где прибегли к помощи десантных войск для восстановления порядка, находился по другую сторону Средиземного моря. Кто бы осмелился воскресить в Марселе призраки битвы в Алжире?»
Еще более прямолинейно звучит заголовок французского «Нового Обозревателя»: «призыв военных будет означать начало гражданской войны во Франции». Гражданской войны? И кто с кем будет бороться? Это объясняет социолог Дюбе: «посылать войска в Марсель сегодня и в Рубе и Сен-Дени завтра — это равносильно объявлению жителей этих городов врагами, и в глазах многих людей это будет означать, что наша республика посылает войска против бедных мусульман». Вот такая точка зрения, и далее в статье говорится: «Почему бы тогда сразу не проголосовать за Марин Ле Пен? И как, по вашему мнению, поведут себя те, кого назовут нашими «врагами»? Вот в чем связь с «кошмаром» Алжира, который означает восстание и дальнейшую партизанскую войну между колонистами и восставшими, только теперь не понятно, кто кем является, ведь стороны, кажется, поменялись ролями. Всё, как было предсказано большинством французских стратегов, включая знаменитого генерала Галуа (которого никто не послушал), утверждавшего, что однажды Франция окажется в водовороте внутригородской партизанской войны там, где менее всего будет к этому готова, и где потери будут огромными, какими они были во время войны в Алжире.
Парадоксально, но самой спокойной противницей привлечения войск стала так часто упоминаемая Марин Ле Пен, которая, «стоя на берегу реки», говорит: «Они никого не хотели слушать, а теперь потеряли контроль над ситуацией. Введение войск не поможет, необходимо положиться на бравых полицейских, строгие законы, и обязательное соблюдение этих законов под контролем правительства, без исключений и зон «послабления». Но для Олланда такой план кажется менее приемлемым, чем использование десантных войск и Иностранного Легиона.

Макс Феррари (Падания 14 сентября 2013)

Оставьте комментарий

Filed under Макс Феррари

Крики в тишине — христиане в Сирии, преданные ЕС

Почему Папа против войны в Сирии? Почему он попросил день поста и раздумья? Газетки, которых раздражает эта позиция, говорят о том, что это лишь жест пацифизма, практически обязательного для Ватикана, но правда в другом: Папа вмешался, потому что отлично знает, что происходит сейчас с христианами на Ближнем Востоке, и что произойдет, если Сирия попадет в руки фанатиков. Он знает об этом, потому что читает и слушает рассказы служителей церкви и верующих, которые еще оказывают сопротивление в этой зоне: это голоса так называемой «церкви страдания», которые западные СМИ безжалостно душат цензурой, заставляя замолчать. Но эти голоса звучат, их много, они кричат, чтобы быть услышанными теми, кто не хочет слышать.
Но кое что всё же изменилось: во время войны в Ираке под преследование попадали христиане «свободного» Багдада, и годами я себя спрашивал, почему это не находит отклика в дебатах католического мира. Ответом могло послужить лишь нежелание раздражать мусульман, чтобы не ухудшить ситуацию, но эта была проигрышная тактика, сейчас же, наконец-то, начались обсуждения, в которых жалоба уже услышана.
Например, в еженедельной газете «Таймс», в которой появляются важные статьи о Сирии; на отличном сайте «Новости Азии», под руководством храбрых миссионеров Папского института заграничных миссий; на сайте «Сейчас за Сирию» и других, которые рассказывают о шокирующей реальности, не известной широкой публике.
Это заявления людей, которые живут там, и их рассказ сильно отличается от сочиненных известными «акулами пера» в газетах. Они не выдумывают, а рассказывают, как всё было на самом деле.
Например, печально известное событие в Дамаске — все связывают его с именем Асада, в то время как миссионеры очень осторожны в высказываниях. Отец Червеллера говорит о «слишком сильных противоречиях в версии США об использовании химического оружия», он пишет: «Особенно некоторые военные и медики сомневаются в подлинности фотоматериалов, предоставленных повстанцами: газ зарин остается активным на коже пострадавших, так как же волонтеры и врачи, которых изображают помогающими жертвам, спокойно работают без противогаза?»
А затем он «выстреливает» свое заявление: «Было бы неуместным говорить, что военная атака поможет мирным переговорам. Атака, призванная помочь повстанцам, поддержит оппозицию, это будет не помощь мирным жителям, но джихадистам, связанным с Аль-Каидой.
Возникает вопрос, кто на самом деле эти «повстанцы», в которых так влюблена наша пресса? Отец Антраниг, духовный лидер армян-христиан, точно это знает, и как сказано в «Таймс», он заявил недавно на собрании в Римини: «Если террористы, которые воюют в Сирии, покинут её, через 48 часов восстановится мир. Встретив некоторых из них, я спросил, что они от нас хотят, и последовал ответ: «На нас была возложена задача восстановления ислама в этих землях. Мы должны убивать и разрушать, чтобы изгнать из этой страны неверных». Абсолютные фанатики, они разрушили даже статуи святых и Девы Марии: “Так как она не была полностью покрыта вуалью, они признали её виновной и расстреляли, а затем обезглавили».
Армянские фантазии? Тогда послушаем, что говорит католический архиепископ, монсеньор Нассар: «Умереть или уехать. Христиане должны выбрать из двух горьких кубков. Мы убеждаемся с тоской в безразличии и молчании всего мира о долгом и печальном страдании покинутых христиан в Сирии, им суждено умереть, как немому агнцу перед мясником».
Архиепископ мелькитский из Алеппо также говорит о настоящей «охоте на христиан»: не успели появиться в городе исламские боевики, иностранные наемники (многие из Франции, Голландии, Бельгии и Германии), как они оккупировали все церкви и мечети, откуда их имамы призывают население убивать всех, кто не привержен исламу.
Курия Алеппо пишет: “Эти бойцы кормятся смертью и жестокостью. Когда они убивают христиан, они делают это, как будто приносят жертву».
Подтверждают всё это и православные в интервью, опубликованном Московским Патриархатом на сайте pravoslavie.ru: “Они мучают и убивают православных людей, разрубают кости, вытаскивают органы, как они сделали с отцом Тадей-Аль-Хаддадом, похищают священников, христианских женщин, молодых людей, и никто не знает, где эти люди, и что с ними происходит».
Все эти ужасные свидетельства, все сделанные лидерами христианского сообщества, местного и зарубежного, все они задушены цензурой СМИ. Об этом говорит Мать Агнес-Мариам, настоятельница монастыря Святого Иакова, которая жалуется на повсеместное умалчивание о том, что 500 христиан и алавитов были убиты повстанцами близ Латакии первого августа: «Они были жестоко убиты, затем обезглавлены, есть также видео, в котором одну девушку расчленили заживо циркулярной пилой, но никто ничего не сказал».
Хотя, что правда скрывается, стало понятно уже несколько месяцев назад, когда исламисты похитили двух епископов, и газеты сначала об этом «забыли», а когда «вспомнили», написали, что их уже освободили. Это всё ложь, к сожалению, как рассказал в «Таймс» епископ Джузеппе Наццаро, занимавший должность апостольского викария в Алеппо до середины этого года.
“У меня больше нет надежды, что похищенных епископов спасут, боюсь, что они уже мертвы. Христианство полностью уничтожено в Сирии. Это больше не сирийцы против правительства, это орды иностранных боевиков из всех слоев фанатизма. Эти люди не хотят освобождать Сирию, они хотят создать свою «великую арабскую родину». И запад решил их поддержать, не зная при этом значение религии на Ближнем Востоке».
Еще более жестким в своих высказываниях был патриарх Антиохийский, Грегорий III: “Атака, запланированная США, — это уголовное преступление. Исчезновение христиан — это опасность не только для Сирии, но и для всей Европы. Если мы уйдем, в Сирии больше не будет демократии».
Опасность для Европы? Да. Сирия — это не какая-то отдаленная реальность, всего одна граница отделяет её от ЕС,и справедливо монсиньор Иссам, архиепископ ливанский, приглашенный Магди Алламом в Милан, предупредил: «В Сирии в след за так называемой вами на Западе «арабской весной», пришли экстремисты, объединенные лишь одним желанием — убивать христиан. Но будьте осторожны: если мы не урегулируем эту ситуацию с христианами на Востоке, она перейдет на Запад. Исламский экстремизм с южного побережья Средиземноморья неизбежно доберется и до северного». И в Брюсселе отлично об этом знают, но делают вид, что им ничего не известно.

Макс Феррари (Падания 12 сентября 2013)

Оставьте комментарий

Filed under Макс Феррари

Интервью о событиях в Сирии для «Голоса России»

Из Москвы “Голос России”!
Дорогие слушатели, за последнее время мы с удовольствием убедились в поддержке нашей позиции в отношении «сирийской темы». Продолжая работать в этом направлении, мы взяли для вас интервью у Макса Феррари, обозревателя “Падании”, в прошлом военного корреспондента.
Макс, разделяя позицию »Национального Фронта» Франции, не является сторонником силовых действий по отношению к Сирии. Напротив, ему ближе позиция России, которая, как было написано им первого сентября в “Падании”, “единственная осмелилась противостоять уже принятому решению, став тем самым первопроходцем и направляющим для всего европейского сообщества, которое привыкло взвешивать все за и против перед принятием решения. Не для дворцовой политики ЕС, но для людей, замученных бесконечной иммиграцией и надменной исламизацией.

Корреспондент: Американская мотивация, которая может привести к войне, так называемая миссия мира или “хирургическое вмешательство” против режима Асада, эхом отражается от событий в Ираке. Каково ваше мнение в отношение дискуссии по поводу “неопровержимых” доказательств американцев о применении химического оружия войсками Асада?
Феррари: Из своего опыта могу сказать, а я проработал военным корреспондентом много лет, на различных фронтах, на Балканах, в Ираке и Афганистане, что все эти доказательства весьма сомнительны. Я прекрасно помню интервенцию в Косово, решение о которой было принято на конференции в Рамбуйе (Франция) под предлогом кровавого инцидента в Рачаке. Газеты несколько месяцев писали о массовой расправе над мирным населением, совершенной сербами, а позже выяснилось, что дело было полностью сфабриковано с целью начала войны в Косово. Кто хорошо помнит интервенцию в Боснию, толчком для которой послужила кровавая расправа на рынке в Сараево, вспомнит и сколько споров было о полной ответственности сербской стороны, чья виновность так и не была объективно доказана.
Не говоря уже об Ираке! Я хорошо помню, как попал в эту страну вслед за британскими войсками, мы были в Иордании с большей частью журналистов, и надо сказать, что никто из нас, военных репортеров, так полностью и не убедился тогда в необходимости использования оружия массового поражения. Мы все знаем, что оружие там было, что оно использовалось войсками Ирака для газовой атаки против курдов за несколько лет до этого, но то было оружие, полученное Саддамом с запада для противодействия Ирану. Это лишь послужило отличным поводом для вторжения. Таким образом, все эти случаи доказывают необходимость внимательного и действительно объективного анализа ситуации.
Корреспондент: Так и есть, особенно принимая во внимание тот факт, что некоторые страны, например, Франция, с нетерпением дожидаются вступления в войну.
Феррари: Случай с Францией просто невообразимый! Как отмечают сторонники Марин Ле Пен, неужели нация, которая не способна установить порядок на периферии собственной страны, может задумываться о том, чтобы руководить сложной ситуацией на Ближнем Востоке, в таких странах, как Сирия и рядом расположенный Ирак, со своими этническими, религиозными и геополитическими особенностями. И доводы, на которые ссылается в данном случае и Олланд, кажутся претенциозными и спорными. Он также не позволил себе усомниться и поверил обвинениям, предъявленным Асаду, не смотря на то, что официального подтверждения от комиссии ООН еще не последовало. Он решил довериться случаю, и кроме того очень сомнительному. Всего несколько месяцев назад Франция вторглась на территорию Мали, заявив о намерении бороться с Аль-Каидой и против распространения исламизма, в то время как сейчас она делает как раз обратное, отрекаясь тем самым от тех заявлений, которые создавали видимость законности и разумности интервенции в Мали. Как писали в некоторых газетах, сочувствующих правой оппозиции, не понятно, по какому принципу Франция вооружает в Сирии тех, с кем одновременно борется в Мали, к югу от Сахары и на севере Африки. Не стоит забывать и о противоречивых доводах, которые были даны во время интервенции в Ливию.
Корреспондент: Вы правы, это сложно понять … Чем можно оправдать такие действия?
Феррари: Думаю, было несколько ключевых факторов. Одним из самых важных был экономический фактор — инвестиции, которые некоторые арабские страны вкладывали во Францию, как упомянул Жанандреа Гайани. Большую долю занимают инвестиции Катара, который, как мы знаем, поддерживает так называемых повстанцев.
И давайте не будем забывать об избрании Олланда. В свое время бόльшую чать голосов составили представители мусульманской веры. И учитывая рост этой части электората, Олланд не хочет настроить их против себя.
Корреспондент: Поговорим в целом о Европе, которая, пострадав от экономического кризиса, нехватки бензина и продолжающегося притока мигрантов, теперь страдает от напора американцев, дестабилизирующих арабские страны на Средиземноморском побережье. Возможна ли в таком случае оппозиция Европы в отношении американской политики?
Феррари: Если говорить о дворцовой Европе, бюрократии и Брюсселе, думаю, нет. Там одни лоббисты, которые, преследуя собственные цели, выбрали путь враждебности по отношению к России. Что заметно также в политико-энергетической сфере.
Но все же существует одно европейское объединение, возглавляемое в некотором смысле Марин Ле Пен во Франции, за которой следуют так называемые объединенные и националистические движения центристов и ультраправых голландцев и фламандцев. К ним присоединяется и Лига Севера в Италии, все партии, которые не имеют предубеждений или эгоцентричных стратегий и изначально стремятся составить объективное мнение: до падения Берлинской стены интересы европейцев и американцев, возможно, и совпадали, сегодня же в этом можно усомниться. Много раз Марин Ле Пен говорила о том, что интересы американцев не только не совпадают с европейскими, но напрямую противоречат им, и чаще интересы европейских народов сходятся с интересами России. Возьмем, к примеру, энергетическую политику! Мне становится смешно, когда говорят о том, что не следует соглашаться на «Южный поток» России в сотрудничестве с итальянской Eni, так как это свяжет Европу по рукам и ногам с Россией, и предпочтительнее диверсифицировать источники. Связь с Россией дает определенный ряд гарантий, не отнимая при этом возможности диверсификации, в то время как господа, выступающие против «Южного потока», предлагают полную и постоянную зависимость от арабских стран, которые не отличаются надежностью.
Думаю, мнения в поддержку России множатся, достаточно просто почитать газеты.
Корреспондент: Россия не одобряет сторонников интервенции, судя по её стремлению вернуться к диалогу и неустанной критике военного вмешательства. В «Вечернем Курьере» от 3 сентября 2013 в статье Альдо Каццулло читаем: «Ужасающие лица людей, убитых собственным правительством — это точка невозврата для одного из самых гнусных режимов на Земле. Асад сохранял власть все эти годы благодаря поддержке Ирана и России, а также тирании своего народа (…) Как учит история, в таких случаях бездействие не является решением проблемы; и к сожалению, оно свойственно и некоторым членам ООН, поддерживающих этот режим (…) В данный момент только два прогрессивных лидера G8, Обама и Олланд, поддерживают план интервенции. Партия демократов намерена встать на пути у Путина?” Как бы вы прокомментировали данную позицию?
Феррари: Между прочем, хотелось бы узнать, какими доказательствами обладает Каццулло, чтобы утверждать, что мирные жители были убиты правительством Асада, кто это сказал? Я бы из одного принципа предосторожности сначала дождался отчета инспекторов ООН.
Далее Каццулло говорит, что Асад сохранил власть благодаря поддержке России и Ирана. Возможно, но Каццулло забывает, что у Асада были дружественные взаимоотношения со всеми главами государств мира. Недавно появились фотографии,и между прочем многие о них знают, на которых вы можете увидеть американца Джона Керри в месте с Асадом за весьма дружественным ужином. Можно также упомянуть, что в 2010 наш собственный президент Джорждо Наполитано, очень сдержанный человек, ездил в Сирию с женой. Кроме того, целая серия сообщений в прессе содержала слово «дружественная» в качестве комментария к первой миссии Наполитано в Сирии. К тому же, ряд визитов выходил за рамки протокольных, что, справедливо сказать, в свое время не породило скандалов, так как Асад был законным президентом сирийского государства.
Могу также добавить, что только сегодня утром я увидел обложку еженедельника «Христианская Семья», посвященного эксклюзивному интервью с женой Асада. Одна из подписей говорит сама за себя: «Вместе против бедности». Она была представлена, как женщина, посвятившая себя благотворительной деятельности и помощи нуждающимся.
Также я бы рекомендовал Каццулло по вопросу запасов химического оружия почитать английские газеты, начиная с «Индипендент», которая дала четкое описание того, что произошло с британским парламентом.»Шотландская национальная партия» задалась вопросом, почему Великобритания, через десять месяцев после начала гражданской войны, дала свое благословение на продажу химических веществ, используемых в создании нервно-паралитического газа, Сирии. Шотландская партия по этому поводу поинтересовалась у британского правительства, кому были проданы эти химические вещества, были ли они использованы, и почему они были проданы в самый разгар гражданской войны!
И дальнейшее заявление Каццулло, о нецелесообразности решения ООН, намекающее на «правильное» решение, мне кажется немного ребяческим. Согласно этой аргументации, если ООН проголосует за понравившуюся мне идею, налицо демократические принципы, если же против — буду рвать и метать.
Коррспондент: Думаю, самыми тревожными сейчас являются мысли о том, что Америка может стать своего рода глобальным полицейским, возвышающимся над ООН. А важность ООН в таком случае пошатнется, так как есть такие сильные государства как Россия и Китай, не согласные с США.
Феррари: Точно, подтверждается принцип униполярного мира со многими характеристиками мультиполярности и демократии. Создание ООН имело целью именно достижение единства в принятии решений. Таким образом, если решение должно быть принято всеми сторонами, никто не может ставить себя выше других, самолично брать на себя ответственность за какие бы то ни было действия, как властелин мировой демократии, так как это как раз будет идти вразрез принятым демократическим принципам.
Вы прослушали интервью c Максом Феррари, обозревателем «Падании» и в прошлом военным корреспондентом, и нашим корреспондентом Лукой Ди Трани.
Поведение запада вызывает много вопросов, на которые пока не нашлось ответов. Как, например, упомянул Макс,непонятно, почему прокурор Карла Дель Понте, которую так хвалили за обвинения против сербов во время югославского конфликта, сейчас практически не упоминается после своего рискованного предположения, что газ был использован «повстанцами», а не Асадом.
Кроме того, почему сообщая об убийстве курдов Саддамом, никто не упомянул об убийствах, совершенных «повстанцами»?
Дорогие радиослушатели, мы с удовольствием выслушаем ваше мнение post_it@ruvr.ru.
До скорой встречи на наших волнах!

Макс Феррари (Голос России 4 сентября 2013)

Оставьте комментарий

Filed under Макс Феррари